Точка RU
  Очень трогательный текст от моего друга

ПРИСЯДЕМ НА ДОРОЖКУ

Мне уже 64 года, но я до сих пор считаю себя офицером. "Вот беда", - сказала бы моя жена и напомнила бы, как она закрыла на замок дверь и спрятала ключи , когда я, напялив полевую форму и сапоги, рвался на защиту Белого дома. "Без тебя обойдутся!", - заявила тогда она и была права.

Пройден порог смертности для мужчин, у которых за спиной времена, достойные особых воспоминаний. Мой отец умер в 65. А мы с ним очень похожи по жизни. Оба любители выпить и закусить при лишнем весе, оба болели за "Спартак", оба смотрели на всех женщин, как на чудо, сотворенное Богом для услады мужчин, таких, как мы. Я тогда не понимал его, живя с ним вместе. Они разошлись с мамой, когда мне исполнилось восемнадцать. И Я остался на стороне матери, хотя сейчас очень жалею, что был с ней солидарен. Всё было непросто. Нельзя было вот так рвать отношения с отцом. Мы же мужчины! Я же сам развелся с первой женой, когда дочери исполнилось восемнадцать. Отец уже умер, умерла и мама. Слово смерть все чаще сопровождает нас по жизни... Но только живые мы можем покаяться, рассказать всему миру о добре и зле, о своих непоправимых ошибках, которые уже не исправить. Может быть, можно еще посмеяться над нашими проделками в молодости, но именно тогда формировалась наша честь, совесть и позиция, которой мы не изменяли никогда.

Ой, ли?

Ну, бывало. А с кем не бывало? Но от этого не легче. Конечно, в Книге Книг у каждого намечен свой срок и, искренне веря в это, я не особенно заостряю внимание том, сколько мне еще осталось. Хотя снаряды уже ложатся близко. "Страшно не то, что человек смертен, а то что он неожиданно смертен", - примерно так говорил Булгаков устами Воланда. А моя мама говорила: " Хоть сколько, а моё ".

А сколько? Вот я взялся  за перо, чтобы наконец-то поговорить на эту тему, рассказать, каким был дураком, каким был гадким, каким... и так далее.    

Что это? Покаяние?

Наверное.

Да. Сколько  всего случилось вокруг. Уже сменилась в армии форма, а у тебя остался лишь камуфляж с тихим перезвоном орденов и медалей. Я уже выбросил все юбилейные награды - кому они нужны? Оставил только те, что мне дороги воспоминаниями и были получены за конкретные действия на благо Родины, которой я предан телом и душою, как все мои предки. Для меня это слово, как бы не звучало сейчас пафосным такое признание, всегда было святым. И никто не отнимет у меня право гордиться этим, как и латунными кружками, звездами и крестами, тихо висящими на моей военной форме в шкафу.

Уже срок совместной жизни со второй женой стал больше, чем я прожил с первой, и я счастлив. что не потерял контакт с моей дочуркой Катей, хотя и ей уже виден рубеж сорокалетия.

Я уже успел посмотреть вслед ушедшим в могилы вождям, давно забыл свои первые "Жигули" из первой жизни и сменил свой рыжий "Запорожец", который когда-то выменял на видеомагнитофон, на новый японский "джип". Но именно на том "Запоре" я однажды подвез  свою Ларису, и она до сих пор сидит на переднем сидении всех машин, что были у меня... Мы прожили с ней более двадцати лет. Прожили, по-разному, ругались, мирились, потому что оба творческие личности с задатками лидеров, непримиримые защитники своих позиций от способа жарить яичницу, до того, где должны лежать вещи. Но это мелочи, шероховатости жизни, которые я стараюсь пропускать сквозь сито эмоций, зная, что всё равно будем жить душа в душу, любя и помогая друг-другу и в горе, и в радости.

Когда-то я сказал жене, что, видимо, нам не суждено ездить на новых машинах, за что мгновенно получил от нее "по мозгам". Но мне давно уже не страшно... Ученый, я каску не снимаю. Но она оказалась права, как всегда, требуя ставить задачи от плохого к лучшему. Прошло время и мы ездим на новых иностранных машинах. Потом я сказал как-то, что нам с ней не отдыхать дальше дешевого Египта и снова ошибался. Мы за последние годы ездим в Европу. Не с шиком, конечно, но ездим. Пусть все говорят, что наши президенты плохие, что все вокруг воруют, но мы-то не воруем, а живем все лучше и лучше, так и хочется сплюнуть через плечо, хотя всё  вокруг дороже и дороже. О чем это говорит?

Наверное, что пока работаем, хорошо живем. Да и Антошка помогает. Хотя сам я, пашу, как вол (это я так думаю), и, кто бы мог предположить, четырежды коренным образом менял роли своей пьесы от военного переводчика-арабиста, директора турбюро-совладельца фирмы, замдиректора нефтяной компании до писателя и тележурналиста - режиссера документальных фильмов. И эта последняя моя роль мне очень нравится. Я член Союза журналистов, написал четыре романа, два сборника стихов, выпустил в свет 18 документальных фильмов и один музыкальный "СD" с песнями на мои стихи в компании с композитором и другом Юрой Шурчковым. Все это мой плюс. А то, что расхвастался - это мой минус. Вот так всегда. Не могу пройти дистанцию без нарушений.

У нас с женой есть уже внук и две внучки. Миша, Юля и Верочка. Это постарался мой Антошка - сын Ларисы от первого брака, которому я стал отцом. Хотя я был первым, кто подарил ему гантели, но папой он меня так и не зовет. Не сложилось как-то. Может, я был излишне строг?  Но он любит меня и важно зовет "Юрич". Тоже красиво, хотя мне и не нравится. "Папа" лучше, но уже трудно мненять стереотипы. Он сильный, волевой парень - весь в маму. Я хотел его видеть таким и он стал таким, чем я беспредельно горжусь и хвастаюсь.

Вообще-то, и я, и моя жена, мы трезво смотрим на то, что по большому счету уже никому уже не нужны, кроме нескольких друзей. Нет, бывает, что когда мы нужны, нас все быстро находят. Особенно дети. А так... Мы понимаем, что, как у всех, у них и без нас жизнь проходит со своими заморочками. Для детей мы  давно не авторитеты, а некие музейные экспонаты прожитой нами эпохи. Но они наверняка обидятся, прочитав эти строки. Ну, что же...Пусть знают. Мы ведь также вели себя в их возрасте. Уж я-то - точно. Мы не лезем особенно в их жизнь, потому что "продвинутые предки" по определению молодых. Наверняка так они считают. Но о всех трудностях на их пути мы предупреждали заранее. "Все это вопрос денег", - говорили они. Такова позиция молодежи сегодня. Оказалось, что не совсем так. Хотя все получалось, как мы предупреждали, они спокойно преодолевают трудности, которые сами себе создали, но видят во всем только хорошее, и нас это откровенно радует. Нет, конечно же, мы знаем, что они любят нас,  но понимаем также, что дети наши проживают свою жизнь, свою историю. Поэтому мы не обижаемся, а радуемся за них. И как хорошо, что нас с Ларисой двое, и мы справляемся сами. Пока справляемся. Пока мы двое.

Вот я и решил подумать, вспомнить былое, посмотреть на события со стороны. Может быть, оценить заново, что-то взять с собой в дорогу, а что-то выбросить за борт. И все это не для того, чтобы еще раз пройтись по порталам прожитого. Нет, не для этого. Для меня давно уже не новость, что где-то там, на самом верху учет ведут беспристрастный.

Просто хочется присесть, как бы "на дорожку", и вспомнить еще раз, чтобы  не забыть важное в прогрессирующем склерозе, и, чтобы нас не забыли наши дети и внуки... Так хочется, чтобы не забыли за суетой жизни.

Кто я есть такой, как человек? Что я люблю, а что нет? Попробую проанализировать. Даже как-то оставил для себя, как в инструкции по регламентным работам.

Что я люблю

Что я не люблю

Что делать

Бога своего русского народа, Богов своих языческих предков.

Когда мешают верить. Когда лгут в церкви и "вешают на уши лапшу". Когда запрещают, прикрываясь  ложью.

Верить и искать Веру в себе. Вера - стержень души.

Свою страну.

Врагов и их прихлебателей.

Рубить до седла.

Честных лидеров.

Воров от власти, учителей и врачей взяточников.

Бороться, как можешь.

Чистую, невинную красоту, созданную природой, то есть Богом.

Педрил, их лоббированную голубятню, педофилов и извращенцев, маньяков-убийц.

Ненавидеть и не прощать.

Честных ментов, чекистов, спецназовцев и ОМОН-цев.

Продажных ментов, предателей, крыс, комсомольцев у власти.

Бороться, как можешь.

Врачей и учителей,  не берущих взятки.

Врачей и учителей взяточников. Когда выставляют цену на операции, дающие жизнь, когда "доят" детей в школах, а студентов в вузах.

Презирать, но пользоваться, презирая.

Бескорыстие.

Зависть и карьеризм.

Уважать безгранично.

Выпить с друзьями.

Когда мешают, не понимая цену дружбы.

Хранить традиции.

Сидеть и думать.

Когда мешают сидеть и думать.

Притвориться глухим, а лучше мертвым.

Спать на холодных подушках.

Заправлять одеяло в пододеяльник.

Не пользоваться снотворным до поры.

Историю. Писать стихи, шлифуя каждую рифму, рисовать карикатуры, писать романы, делать фильмы.

Писать письма.

Ничего не делать.

Глазунью с салом, жаренной картошкой и луком.

Рыбный суп, в котором полно костей.

Жарить картошку, яйца и лук самому. Суп не есть.

Черный юмор, старую голландскую и немецкую живопись.

Тупость - это когда смотрят на картину и просят объяснить, что к чему.

Прощаться с тупыми, чтобы не заразиться.

Смотреть футбол "Спартака" и сборной России по футболу, а потом всех обсудить.

Поражения "Спартака" или сборной по убогости и дурости.

Не смотреть, пока не успокоишься.

Слушать музыку на хорошей аппаратуре. Музыку, в которой есть мелодия. Хард рок, мелодичный джаз. Тонкую романтическую живопись. Талантливое кино всех форм и стилей. Ринги Соловьева и показы  Гордона, конкурсы "Голоса" и "Минута славы". Ток шоу Максима Шевченко, Владимира Соловьева и позицию Веллера и Хинштейна. Книги Акунина, Проханова, Аксенова, Полякова. Стихи Анатолия Пшеничного. Живопись Шилова.  

Гламурную попсу, визажистов, мажоров -"додиков", сынков-"мациков",мерзких размалеванных провинциалок-блядей. Репортеров, энергично идущих перед камерой, розово-голубые ток-шоу, передачи о здоровье, о том, как готовить, о богатой жизни попсы, разные соревнования с участием замшелых знаменитостей . Кино "не для всех". Мазню, выдаваемую за шедевры. Надутые морды тех, кто нас учит жить. И прочее "г".

Не смотреть, не слушать, переключать каналы, не терпеть, плеваться, не делать умное лицо - якобы тебе все понятно.

Не обсуждать живопись с "умными идиотами", знатоками того, что ты не знаешь. И все это потому, что в наших сортирах от культуры пахнет отнюдь не розами.

The Beatles,The Moody Blues, Sade, Deep Purple, Black Subbath, ELO, Doors, Santana, Whitesnake, Roxi music,Grand Funk Railroad, Dire Straits, Nazareth, Budgie, Bad Company, Mike Oldfield, Vangelis.

Русский  вокал в русских Hard Rock группах. Провинциальный английский, которым пытаются петь русские. Панк-рок, малорослых додиков-ведущтх в худых пиджаках, сатанизм в роке, парчевые прикиды певцов, имитация западных идолов.

Кайфовать, не жлобствовать, помня, что удовольствие бесценно.

Творчество Петра Чайковского, Сергея Рахманинова, Гергия Свиридова, Макса Бруха, Йогана Себастьяна Баха, Фредерико Шопена, Джакомо Пучини, Сергея Прокофьева, Исаака и Максима Дунаевских, Андрея Петрова, Исаака Шварца, Дмитрия Кобалевского, Арама Хачатуряна, Микаэла Теравердиева, Эдуарда Артемьева, Владимира Дашкевича, Гия Канчели, Чарлза Чаплина.

Творчество Игоря Стравинского, Дмитрия Шостаковича, Альфреда Шнитке, Модеста Мусоргского, Сергея Танеева, Ференца  Листа, Клода Дебюсси, Антонина Дворжака.

 

Простите, не трогает.

 

 

 

 

 

 

Нет однозначных решений. Каждому своё.

Творчество Булата Окуджавы, Александра Вертинского, Юлия Кима, Юрия Лозы, Анатолия Верещагина, Елены Перовой, Андрея Макаревича, Александра Кутикова, Олега Митяева, Земфиры, Николая Носкова, Александра Маршала, группы "Океан Эльзы", Зои Ященко, Земфиры, кое что из Дианы Арбениной, Владимира Высоцкого, Леонида Утесова, Сергея Лемешева, Рината Ибрагимова, Вениамина Баснера, Георга Отца, Галины Вишневской, Мстислава Растроповича, Владимира Спивакова, Дениса Мацуева, Игоря Бутмана,  прекрасных русских рок-музыкантов, рок-гитаристов, оранжировщиков и др.

 

Русский вокалистов рока ( не всех). "Шансон". "Тру-ля-ля" Эдуарда Хиля , Аркадия Укупника, Юрия Шатунова, Гарри Алибасова, Вячеслава Малежека,  губы и развязность Маши Распутиной, законсервированного непотопляемого Владимира Леонтьева, солдатскую глотку и  всеприсутствие Льва Лещенко, пафос Иосифа Кобзона, трескотню и секс-озабоченность Наташи Королевой, ее мамашу, ее Тарзана, ее поклонников. Ей и всем таким же: если уж ты из провинции выбился в город, становись его достойным. На хрена с собой тащить свою деревню. Мучит ностальгия? Возвращайся!

Не слушать. Не замечать, чтобы случайно не заразиться.

Творчество Михалковых, Шахназарова, Мотыля, Янковского, обоих Тодоровских, Ступки, Гармаша, Тереховой,  Ефремовых, Бортко, Никоненко, Щербаковых, Адабашьяна, Смоктуновского, Учителя,  Евгения Миронова, Стеблова, Буркова, Боярских, Евгениевых, Джигарханяна, Гафта, Шакурова, Шукшина, Калягина, Табакова, Яковлева,  Солоницына, Богатырева,  Машкова, Чуриковой, Мордюковой, Басилашвили,  обоих Петренко, Ширвинта, Стрижельчика,  Гурченко,  Любшина, Соломиных,  Зелёной, Бурундукова, Мкртчана, Леонова, Ливанова, и многих др.

Кино Дружининой,  истории Донцовой, вечного Харатьяна, курортную халтуру Эйрамджана,  последние фильмы Рязанова и прочих кузнецов "народного эпоса". Говоруна Малахова, секс Чеховой, слезы Пушкиной, сенсации, питерские менты, тяжелая или сладкая "жизнь" в новых русских сериалов. Новое кино "Школа", новую малообразованную звезду Свету в "Луче света". Грязные идиотские  мультики. Образы бизнесменов, воров в законе, быков, блатных, конвойных, нового Мухтара, прокуроров, женщин-следователей, а другого у нас "не мае".

Жить в соответствии со своими вкусами..

Этническую музыку. Карунеш, Оливер Шанти, Энию, Кельтскую музыку Блэкмора, Deep Forest, Sacred Spirit , Cafe de Mar, Vangelis.

Подделки и жалкие попытки "слизать" что-нибудь и выдать за своё..

Разбираться "ху" есть "ху". И слушать, слушать, закрыв глаза.

Хор братии Спасо-Преображенского Валаамского монастыря, хор храма Вознесения Христова в селе Воскресенское, отца Владимира из Бологова, отца Сергия из Ханты-Мансийска, все храмы России.

Тех, кто выставляет на показ любовь к Богу.

Ничего. Молиться, как умеешь. Тебя услышат.

Уважаю настоящих русаков. Патриотов своей страны, не боящихся высказывать свое мнение.

Козлов, пьянь, люмпенов, воров от чиновничества, наци, мешочное быдло и провокаторов, называющих себя оппозицией.

Ставить быдло в стойла, козлам рубить рога, а провокаторов на чистую воду.

Уважаю настоящих украинцев.

Жадных хохлов, националистов, тех, кто без лычки, что бумага без печати.

Не иметь с ними дела.

Уважаю вех белорусов, их батьку Лукашенко. Их вооруженные силы, стоящие лицом к лицу с армиями НАТО.

Не люблю, когда их марают русские козлы, иуды, прихлебатели и прочие "не русские", надевшие на себя маски русских патриотов.

Воссоединиться.

Уважаю настоящих евреев, патриотов России.

Жидов, мечтающих о всемирном владычестве и добивающихся его.

Стараться не вступать с ними в деловые отношения. В сексуальные можно.

Уважаю образованных, умных и честных татар, узбеков и таджиков.

Националистов, забывших, кто их сделал людьми и вывел из тьмы рабства на свободу.

Не терять бдительность.

Уважаю настоящих армян, гордых тем, воевали с римлянами. Артистов и музыкантов.

Националистов, хитрованов и хачиков-мациков.

Реально оценивать людей.

Уважаю настоящих азербайджанцев,  бакинцев, умных, образованных, порядочных людей.

Неграмотных и наглых азеров, хамов,  плюющих на законы, налоги, подкупивших милицию, поделивших между собой мою  Родину.

Не быть экстремистом. Уважать интеллигентов бакинцев.

Уважаю настоящих грузин, грамотных, романтиков, не забывших, что Россия спасла их народ от турецкого рабства, набегов диких племен, а также деятелей искусства, футболистов, всех их -  бывшей гордости СССР.

Понтярщиков - джориков, проамериканских сепаратистов-националистов и предателей дружбы с Россией.

Не считать себя "старшим братом".

Тех, кто воюет за свободу и счастье других народов.

Арабов в последнее время. Могут только 10 на одного или против мирных жителей из-за угла.

Не лезь, куда не зовут. И, если позовут, тоже не лезь.

Когда Красную площадь используют для хит-парадов, катков и прочих веселящих народ мероприятий. Интересно, чтобы было, если бы такое случилось на площади перед собором Св. Павла в Ватикане?

Люблю, когда в таких местах тихо и спокойно.

Отдавать дань пыли веков.

Холодное пиво с теплыми креветками.

Теплое пиво с холодными креветками.

Пить холодное, есть горячее.

Выигрывать в карты, шахматы, футбол.

Проигрывать.

Выигрывать. На худой конец - вничью.

Ездить за рулем машины.

Ходить пешком, если есть машина.

Не игнорировать свои желания.

Когда все помню.

Когда всё забываю.

Не трендеть.

Когда меня любят.

Когда держат камень за пазухой.

Гнать от себя дурные мысли.

Сколько еще можно писать в этой теме? Несколько дней, а, может быть, лет? Что делать стареющим, тем, кто мудр, и тем, кто мудр не очень? Плакать, считая прошедшие дни? Считая оставшиеся?  Закусить удила и нестись по снежному полю к обрыву? Нет. Не вздумайте. Сядьте и подумайте. Вспомните что-нибудь. Помечтайте о несбыточном... Помогает. Клянусь.

Вот я часто вспоминаю молодость, когда "на казарме", будучи молодым слушателем элитного военного высшего учебного заведения Военного Института Иностранных Языков,  сигал через забор в самоволки и до сих пор горжусь, что ни разу не был пойман, не сидел на "губе", не имел взысканий. Правда, один раз чуть было не попался, когда возвращался из "самохода" в казарму, мягко говоря, "навеселе". Но повезло. Проскочил. Проверяющий забыл спросить фамилию. А раз так - ищи ветра в поле. Еще разок попали мы с дружком под "молот" нашего генерала "Кости" - начальника факультета. Правда не за дело. Просто оказались не в том месте и не в то время. Но разобрались и тоже пронесло. А, если меня и "закладывали", то я ни в чем не сознавался и никогда не предавал других в обмен на прощение. Когда я выпускался, начальник нашего пятого курса, давая мне прочесть мою выпускную характеристику, сказал: "Положительная, к сожалению". Еще бы! Он-то высоко оценивал себя, как знатока человеческих душ, создавшего широкую сеть осведомителей, но ошибался. Ни хрена он не знал.

Разве мог он предположить, что я на курсе входил в касту неуловимых разгильдяев, самовольщиков и гуляк, то есть в добрую половину личного состава.

Разве видел он, как я, возвращаясь с самоволки,  висел зимней ночью  на чугунной остроконечной ограде, поскользнувшись и зацепившись за пик хлястиком шинели. Знаете, что такое эпидемия хлястиков? Это, когда какой-нибудь мерзавец-шутник отстегивал на вешалке в столовой несколько хлястиков с шинелей. Потерпевшие отстегивали у других, те продолжали то же самое у третьих. И начиналась эпидемия. Потом все, раздеваясь, хлястики снимали и прятали в портфели. Но это было неудобно. А что поделаешь? Тот, кто был попроворней, имел запас в пять-шесть штук, за счет тех, кто был не так проворен. Поэтому хлястиков всегда не хватало.

Мой же хлястик отстегнуть было невозможно, так как на пуговицы были напаяны болты, которые затягивались гайками на стальной пластине, чтобы  во время зимней эпидемии воровства хлястиков было невозможно срезать или снять мой хлястик. Вот я и повис беспомощно на заборе на своем "ноу хау". На мою удачу на посту, что шел вдоль забора, стоял часовым знакомый паренек из кадетов. Он-то и освободил меня, разрезав мой поясной ремень штыком автомата, и я выскользнул из распахнувшейся шинели на снег.

 Разве мог тот начальник курса, лощеный и налакированный подполковник, нежась в своей постели с красавицей женой, предположить, что в тот момент мы с другом, будущим разведчиком-резидентом, мчались по Ленинградскому проспекту на вечеринку в кузове грузовика, заполненого  пустыми молочными бидонами. Чтобы они нас не прибили, нам приходилось прыгать и скакать, как в цирке.

Разве мог он представить, что наевшись зубной пасты, которая вызывала высокую температуру и заранее вооружившись гвоздодером, я ложился в санчасть, имитируя воспаление легких. Меня отправляли в изолятор для тяжелых больных и я, вытащив гвозди из оконной решетки, втаскивал через открытое окно в палату изолятора свою девушку под носом у дежурной медсестры.

А сколько раз наши отцы-командиры пытались  поймать ночных самовольщиков зимой, по мокрым сапогам, стоящих у кроватей. Система проверенная. Но разве знали они, что у меня всегда была  в запасе сухая пара.

Мы жили в старых дореволюционных казармах, представлявших собой длинные коридоры с комнатами на восемь-десять человек. Убогий интерьер состоял из коек, тумбочек, круглого стола, нескольких стульев и традиционным графином для воды, куда мы по воскресеньям частенько наливали спирт-сырец, добытый в женской общаге соседствующего с нами московского винзавода "Кристалл". Вы подумаете, что мы были алкоголиками? Вовсе нет. Мы были молодыми и здоровыми, сильными, по утрам выгоняли винные пары на физзарядке, а водку пили по законам нашей "бурсы", придуманных не нами. Тогда в армии пили все. Кто был слабым - спивался. Кто был сильным - нет. Слабые сходили с дистанции. Я же попробовал водку в первый раз, когда мне исполнилось 20 лет. И с дистанции ни разу не сходил, слава Богу, потому что всегда хорошо ел. От того и толстый сегодня.

В воскресенье, вернувшиеся из увольнения москвичи приносили собой в казарму родительские пирожки, колбаску, домашнее печенье и прочие яства, зная, что их ждут иногородние друзья. Тогда после отбоя устаивались пиры из родительских продуктов, а за спиртом посылался Серега "Драба"- единственный среди нас десантник. Он уже умер, сильным и здоровым, не дожив до 60 лет. Вообще-то померло из нашего круга много. Годы и климат арабских стран сделали свое... Из нашей боевой "восьмерки" - экипажа комнаты в казарме,  уже трое оставили этот мир, а с курса, одна треть. Да, много ребят и преподавателей ушли очень рано. Но такова жизнь. Мы сами выбрали свою судьбы. Ведь только тот, "кто ведает часами", знает, когда зазвонит твой колокол. Ладно, больше не буду об этом. Как говаривал Швейк, что если много думать, то можно додуматься до государственной измены. Зачем говорить о смерти. Вдруг она услышит. Один еврей на стук в дверь спросил: "Кто там?". Ему ответила Смерть: "Это я". Он глупо спросил: "Ну и что?"..."Ну и все", - сказала Смерть.

В то время у Сереги на винзаводе работала любимая девушка и вопрос со спиртным нам обходился всего лишь в 50 копеек за бутылку. "Первый, пошел", - с этими словами Серега спокойно "выходил" из окна высокого дореволюционного второго этажа, как когда-то из вертолета, прямо в маленький палисадник и появлялся под окном через час с полной сумкой бутылок, преодолев одним махом наш высоченный забор, как хороший жеребец на конкуре. Он тихо свистел из-под окна. Мы его уже ждали. При помощи заветной веревки груз поднимали в комнату. А за ним забирался и Серега, цепляясь за ту же веревку, если основной вход через дневального ему казался чем-то опасен. Он был опытный разведчик. А до его прихода, я, имевший успех у поварих еще с солдатских времен, приносил из столовой в придачу к родительским яствам полученный в дар дополнительный паёк, состоящий из куска масла или отварного мяса, соленых огурцов, сахара, лука и буханки свежего хлеба. Ели много, потому что есть хотелось всегда. Мы же военные люди!

 Замков в двери не было, но для запора рядом с основной ручкой на стенке была специально привинчена вторая ручка, выкрашенная в цвет стен, на которую никто никогда не обращал внимания. Ручки связывались  ремнем и войти в комнату было невозможно. Пир продолжался недолго. Нужно было рано вставать. Пили и ели быстро. Потом быстро все убирали и ложились спать, не ожидая, когда "заберет" тебя кайф.  Бутылки выбрасывались в траву или в снег под окном к радости истопника Савельича, который каждый понедельник собирал их целый мешок и сдавал в палатку в обмен на пиво. Именно тот самый  Савельич, который,  когда мы летом жили в лагерях, топил баню и давал нам, как старослужащим, за стакан портвейна подсматривать в просверленные в дощатой стене дырочки за моющимися поварихами. Они знали об этом, но не стеснялись,  а наоборот бесстыже позировали, думая, что на наблюдательном пункте дежурит только один старик. И для порядка периодически обливали стену кипятком из шаек, гогоча во все горло. Савельича давно уже нет, как и лагеря, столовой, поварих и бани. Останутся только воспоминания, да и то, если зафиксировать их на бумаге. Вот я и пишу для внуков.

А в Москве жизнь была совсем другой. Измождение от зубрежек, нарядов на службу, физзарядок и строевых. Только в выходные нас оставляли в покое да и то не всегда. Так однажды в воскресенье в нашу казарменную комнату занесло начальника факультета генерала "Костю". Он был дежурным проверяющим и где-то, и с кем-то "раздавил" бутылочку коньяка. Было жарко, и толстый "Костя" потел. Его фуражка сидела "набекрень", что говорило о хорошем, боевом настроении генерала. Почему он неожиданно зашел именно в нашу комнату? Это до сих неизвестно. Говорят, что он практиковал такие заходы, когда его романтическая душа бывшего командира танковой дивизии требовала приключений. В комнате за столом сидели трое наших, не ушедших в увольнение. Серега принес спирт, пустые бутылки спрятал, несколько оставил на вечер, а спирт из бутылок, как обычно, вылил в трехлитровый графин, который спокойно поставил на стол. Ребята собирались отобедать и на тарелке была нарезана колбаса, лежали ломти черного хлеба и красовалась этикеткой большая банка кильки в томатном соусе. "Встать, смирно!", - увидев вошедшего генерала, закричал наш командир старший сержант Витька "Терек", как будто ждал этого момента всю жизнь. "Вольно. Отдыхайте, ребята", - добродушно сказал "Костя", зорким взглядом оглядев комнату. Увидев полный графин, он попросил попить воды. Все замерли, как перед взрывом мины. Генерал налил себе стакан, сделал пробный глоток, а потом выпил залпом до дна. "Эх, хороша водичка", - крякнул он, подцепив пухлым пальцем сразу два колечка колбасы. "Ну, ты, Терещенко, смотри у меня". - Он погрозил "Тереку" пальцем. - "Чтобы все в ажуре было!", - рявкнул "Костя" и  вышел в коридор.

Ребята продолжали стоять, бледные и напуганные, и только Серега, оценив урон, смог сказать: "Вот гад, не побрезговал, но грамотно и достойно". Этот случай стал легендой, обросшей, как старый фрегат, ракушками из других историй и других имен.

Был у нас на факультете начальник курса по кличка "Пёс", потому, что он не умел говорить с людьми, а только лаял, как собака, злой на весь мир. Держали его на этой должности только потому, что он был ветераном войны, но до пенсии еще не дотягивал. Любимым занятием "Пса", как любой собаки, был "шмон". Часто в казарме, разбрасывая белье на заправленных койках, он искал спрятанные запрещенные предметы. Был случай, когда в одной  из комнат, он нашел в тумбочке початую четвертинку водки, которую один наш малопьющий товарищ употреблял для компрессов, чтобы чистить нездоровую кожу лица. "Пса" возмутил не столько факт наличия водки, сколько факт того, что бутылка была по его мнению недопитой. Товарища нашего звали "Жекой" Белым. Он был белорусом и "Белый" была его фамилия. Вот только рожа у него была всегда красная и поэтому другой Женька из нашей комнаты по прозвищу "Папаня" дразнил его "Клубникой". "Жека" не обижался. Это я знал не понаслышке, так как по натуре сам был "страшным гнусом", коим и остался до сих пор. Этот мой не проходящий грех, от излишней гордыни, наверное. Так в лагере для смеха я часто заправлял в Женькины сапоги пару лягушек, а он их очень боялся. На утреннем подъеме, когда в сапогах раздавленные лягушки испускали последний вопль, Женька Белый кричал на весь палаточный городок: "Чика, гад, свинья отварная! Поймаю - убью!", но ни разу не поймал. Мы после института с Женькой три года прослужили в Сирии. Это были годы, когда в небе еще летали "Фантомы", стреляли сирийские ракеты и еле-еле держался хрупкий послевоенный мир. Он заканчивал службу в Вооруженных Силах в военно-политическом училище во Львове, в котором училось много арабов. Рассказывали, что у него была хорошая трехкомнатная квартира в центре. После развала СССР его стали травить местные националисты с прицелом на эту площадь, и он, не выдержав издевательств над своей семьей, умер от инфаркта. Жена похоронила его на местном кладбище, так как везти на родину денег не было, а через несколько дней наци раскопали его могилу и вколотили ему в сердце осиновый кол. Вот такие дела.

Так вот "Пёс" в нашей комнате нашел под матрасом "Папани" цигейковую жилетку, которой мы все пользовались, чтобы не замерзнуть в карауле. Он, вспоминая бранными словами овец, чей мех пошел на изготовление это нужного солдатского "причиндала", лаял и топал ногами. А, когда по его приказу была снята крышка с фанерного короба труб отопления и оттуда был извлечен пакет с сахарным песком вместе с кипятильником из двух связанных нитками лезвий, он с криком: "Героин?!", чуть было не лишился чувств от страха за то, что придется отвечать за наркотики в казарме. "Товарыщ подполкоуник, это ж цукер до чаю", - глупо улыбаясь, сказал дежурный по курсу ефрейтор. Тогда "Пёс" завыл уже от бессильной злобы. Зачем он служил в институте? Ему бы в зону. "Начальником".

Нас всех вызвали в казарму, построили в коридоре и долго мурыжили. Мы сразу поняли, что все это не просто так. "Пес" явно действовал по чьей-то наводке.  И мы узнали, кто нас заложил. Вскоре ночью отомстили, раскрасив несмываемой красной жидкостью против грибка ног рожу спящему стукачу, и он стал похож на индейского вождя. Рожу такую он носил почти неделю, пока краска не растворилась.

Однажды генерал "Костя", засел в нашем сортире и из кабинки правом генерала угрожал расправой всем, кто его торопил с делами. Весь туалет и курилка мгновенно пустели. Но не надолго. Народу было много, в санузел один. Новую жертву никто не предупреждал об опасности и, когда она пулей в ужасе вылетала из туалета, все дружно ржали, как жеребцы. Вот таким был наш "гнусный" жестокий юмор. Таким был закон "бурсы". Были ли мы виноваты в этом?

 Да, а другой случай представился генералу для своих искрометных замечаний, когда он на строевом смотре заметил у одного из наших парней на шее золотую цепочку. Состоялся такой диалог.

- Сто это? - Спросил шепелявый "Костя".

- Это, товарищ генерал, цепочка золотая со знаком Зодиака... - Робко ответил застигнутый врасплох слушатель военного института.

- Ты сто, сектант?

- Никак нет. Я комсомолец! Это я для тёти в подарок купил. Вещь дорогая, золотая. Для сохранности на себя отдел пока. А в отпуск поеду - подарю.

- А, если бы ты, комсомолец, бюстгальтер тетке купил, так сто, тозе бы его носил?

Фантазия у "Кости" была богатой для генерал-майора танковых войск. Куда там "Псу" до него. И, не смотря на всё, мы "Пса" ненавидели, а "Костю" уважали, как командира, и, наверное, любили. Он тоже давно умер, но слава о нем живет. "Пса" же никто и не вспоминает более.

Наша "бурса" была настоящей и иногда суровой школой жизни. Учебным полигоном, можно сказать. Это знали и в руководстве. Между нами и ними шла непримиримая, но не антагонистическая борьба. А борьба всегда выявляет сильнейших. И, кто не выживал, срывался или попадался за забором "противнику" из комендатуры или милиции, с тем могли расстаться даже на старших курсах. Наши мудрые учителя, полковники, многие из которых были раньше разведчиками, легальными и нелегалами, дослуживали до пенсии, преподавая в институте. Они, предмет нашего восхищения, всегда считали, что обязаны готовить нас к службе в знакомых им специфических условиях, когда требовалась не геройская смерть за Родину, а умение "обходить посты" в интересах поставленной задачи. Тем самым наносился противнику максимальный урон с минимальными потерями. Это считалось высшим классом. Их поколение ушло вместе с холодной войной, и пришли на их место другие, не такие как они.

Но то были годы учебы, суматоха в головах и мыслях. Жизнь, как добрый трансформатор, стабилизировала частоту характера, выравнивала оценки и мы делались порядочнее и умнее. Но, чем старше становишься, тем чаще вспоминаешь все свои ошибки, моменты, когда сподличал в душе - их уже не вернуть, не исправить. Перед товарищами я был чист, как стекло, но перед своими близкими...Есть много моментов, которых я стыжусь, корю себя, но понимаю, что это наказание за грех, наука на будущее. И я, честно говорю, стараюсь быть лучше.

Верю ли я в Бога? Религиозный ли я человек? Или, как сейчас модно говорить, "воцерквленный" ли? Это вопрос не однозначный. Я считаю, что верую. Я ношу православный крест,  люблю церковь, как храм, где можно облегчить душу, покаяться и получить прощение, хотя бы здесь на Земле. Храмы, образа - это красота, это покой, дань тысячелетним устоям жизни русских предков, обычаям моего народа, которым я не могу изменить. Но моя Вера - другое. Я не правоверный христианин, но и не гностик, Наверное, я всё-таки полу язычник,  хотя иногда молю Бога, и Он мне помогает. Вера дохристианских ведунов, это вера  в Природу, в Высший разум, Справедливость, Возмездие и Честь - вот основные принципы Моей Веры, а главное, что раньше люди считали себя не рабами Божьими, а потомками Богов, что очень к моему пониманию происхождения человека. А религия, она по моему еретическому мнению никакого отношения к Вере не имеет. Слово «религия», дискредитировано людьми, поджигавшими костры мучеников, и сегодня слепо принимающими какие-то догмы за основу жизни. Хорошо, если эти догмы не несут в себе агрессию и экстремизм. Толковые словари определяют религию, как производное от латинского глагола relegere (вновь собирать, снова обсуждать, опять обдумывать, откладывать на особое употребление), что с большой натяжкой и в переносном смысле может означать: "благоговеть" или "относиться к чему-либо с особым вниманием, почтением" и тем самым "возобновлять когда-то утерянный союз между человеком и Богом". Когда же союз был утерян? Когда Адам вкусил запретный плод с дерева Добра и Зла. И Бог тут же выгнал любимых своих сына и дочь без жалости из рая за то, что те захотели стать бессметными, как он, Бог и его воинство. И, кто же это придумал? Какой сионский мудрец от Торы?  И, почему я потомок ариев должен верить этому еврею? А, если это правда, то разве так любят своих детей? Все это хорошо, если бы не было так грустно. Если бы не просил Бог Авраама принести ему в жертву своего малолетнего сына.  Я считаю, что религия - это полируемый теологами по мере развития цивилизации свод культовых законов и обрядов, но никак ни состояние души, чем является Вера. Бог есть Создатель, то есть Природа, дающая всему живому жизнь. Бог есть любовь, рожденная природой человека, от его искренней Веры в Добро, поэтому тот, кто истинно верит в такого Бога, никогда не согласится удалиться от любви, жизни и счастья, никогда не будет убивать невинных, грабить, насиловать и принуждать других к своей вере. А религия же никакого отношения к любви не имеет - это лишь когда-то придуманный жрецами набор форм и методов влияния на человека с целью его морального порабощения для облегчения управления им в интересах правящих элит.

Иудейство, христианство, мусульманство, буддизм, другие сегодняшние религии никак не могут повлиять на Веру с большой буквы, хотя стремятся к этому в течение всего времени своего существования. Смотрите сами: Вера - это свет, это - радость, это - вечная жизнь, интимный и очень тонкий стебель человеческой Души. Религия - это устав, составленный и принятый Церковью. Вера неизменна, её не интересует устройство Вселенского мира, а религия меняется с развитием цивилизации, используя политику кнута и пряника. Вера в Высшие силы у всех верующих на земле одна, а религии у разных народов разные. И между ними идет борьба за власть над паствой, которая имеет выход в виде священных войн, крестовых походов, "газаватов" и религиозной пропаганды. Все религии имеют одни корни, уходящие в глубокую древность, о чем можно судить по заимствованием: иудейства у ведунов, христианства у иудеев, ислама, как самой молодой религии, у всех вместе взятых. Вера - не знает обмана, так как не подвластна земным законам, а для религии ложь стала обыденным явлением наравне с изуверством, жаждой власти над паствой, кастовостью и преклонением перед правителями. Религия тысячи лет стремиться войти в сферу, где господствует высшее Божественное Начало - Душа и ее стержень Вера. Но тщетно. Душа господствует над нами, мучает в наказание или освобождает от мук. Каждый чувствует это по-своему. И, как говорится, каждому свое по заслугам его и прегрешениям. А Судьей здесь выступает Совесть. А лекарством - Покаяние. И, если у кого Совесть отсутствует, значит  Душа его темна, а, может быть, её и совсем нет. Я знаю это еще и потому, что моя совесть часто мучает меня за мои прошлые грехи. Начиная со времен, когда я терзал кошек, надувал через соломинки лягушек, разрушал муравейники, а дома отодвигал у моего бедного и немощного прадеда стулья, когда он хотел на них сесть. В общем, был мерзким, не понимающим, что такое жизнь, гнусным ребенком. Счастье или беда моя заключалась в том, что проказы эти я творил не ради злобы, а ради смеха. Хотя... Неизвестно, что хуже. И сегодня я тоже в какой-то степени "гнус", только добрый. Но, чем старше я становлюсь, тем сильнее меня мучает Совесть, и я понимаю, что встреча с теми, кого обидел, неизбежна. Нет, не с лягушками, конечно. И я каюсь, каюсь, каюсь про себя. Молю о прощении, не по страху за возмездие, а по совести.

Давным-давно я, молодой человек в двадцать три года, вернулся из первой зарубежной командировки и всем вез подарки, но почему-то не смог их распределить правильно, или, вернее сказать, так  как планировал вначале. Мною двигало желание одарить всех, и я всем всё наобещал, дурак. Так, в письме домой, я написал, что купил для деда маленький радиоприемник, чтобы он мог слушать последние известия. Конечно, он ждал этого подарка. Но я подарил приемник своему товарищу от глупой широты души, забыв свое обещание любимому человеку. А дед мой, мой любимый дед остался без подарка. Разве можно было считать подарком пачку фломастеров и китайскую авторучку. Дед, конечно, ничего не сказал из скромности. А когда он увидел у меня электробритву "Филипс", подаренную мне ребятами в Йемене на день рождения, я обратил внимание, что бритва эта ему очень понравилась: три ножа, аккумулятор. Да, это было чудом техники для мужчин того времени. Мне бы сказать: "Дедушка, возьми", а я пожадничал и сказал: "Я буду тебя ею брить. Это мне подарили..." Дескать: "дареное не дарят". Дед только понимающе кивнул головой. Может быть, он тоже корил себя за невинную зависть и переживал при этом. Но я-то каков подлец. "Жаба" мучила, а ведь ему я был обязан всем. Хотя бы тем, что стал офицером. Но прежде всего я обязан был быть благодарным за его трогательную любовь ко мне с первых дней моей жизни. Дед, конечно, приходил ко мне и я брил его на балконе, но и тогда мне не приходила в голову мысль подарить ему эту злосчастную бритву. Дед давно умер, а Совесть гложет меня за мою подлую жадность до сих пор. И, чем дальше, тем сильнее. Я не могу себя  простить, оправдать за такой поступок и, когда я вспоминаю тот случай, у меня всегда наворачиваются на глаза слезы. Может быть, ему ничего и не нужно было. Может быть, это была моя проверка? А я не выдержал её, сподличал.

А бабуля? Она очень любила внучку - мою дочь Катюшку. Просила привозить её к ней, но моя жена Тамара, не любила оставлять дочь у бабушки, каждый раз придумывая для этого разные причины. Мне бы волю применить, но я не хотел ругаться. "Ерунда", - думал я. И тогда моя бабуля стала приезжала к нам домой. Сидела, играла с Катюшкой, а потом я провожал её до троллейбуса. И она, старушка, с двумя пересадками возвращалась домой. Я часто отправлял ее на такси, она расплачивалась сама, но  я видел, что ей было жалко денег. Вот и в тот раз, когда я провожал её, я куда-то спешил. У меня деньги были. Мне бы посадить ее в машину за трояк. Это было проще простого, но я пожидился. Более того, я даже не посадил ее в троллейбус, а сказал: "Ну, бабуля, я побежал. Очень тороплюсь. Ты же сядешь сама?"... "Конечно, Андрюша, иди"... А что ей было ответить? Я пошел вдоль улицы, но вдруг что-то дернуло меня. Я обернулся. Бабуля смотрела мне вслед и тихо плакала. Не от того, что я не помог ей сесть в троллейбус, а от предчувствия скорого расставания. Расставания навсегда. Также плакала и моя мама, когда я уходил к жене домой, после короткого к ней визита, больше похожего на визит вежливости. Но я тогда уже все понимал и честно старался бывать у неё как можно чаще. А вот в тот день, когда я провожал бабулю, я прозрел только к вечеру, сообразив какая же я сволочь. Мне бы проявить элементарное уважение к бабушке, но я не сделал этого и теперь каюсь, и буду каяться всегда пока не умру.

Покаяние снимает боль, сказал мне один батюшка, чтобы облегчить мои душевные страдания. Иначе это не назовешь. Но потом я понял, что таким образом  он утешал меня, как пастырь, считая своим долгом делать это с каждым страждущим.

Но, что тут поделаешь? Теперь, постарели и мы. Я думаю, что у каждого из моих друзей были такие же случаи и есть такие же признания. Вот и я каюсь перед вами. Но мне не становится легче от этого. Я себя не прощу никогда, хотя их души наверняка давно меня простили.

Некоторые из нашего экипажа еще служат. Есть даже ребята с младших курсов, кто дослужился до звания генерала. Я горжусь ими. Главное, что из нас - друзей тех лет, никто фактически не изменился, не поменял своих позиций в угоду карьеры. И я, и они, мы всегда счастливы, когда очень редко встречаемся. "Нужно чаще", - говорят все, но в душе осознают, что это трудно сегодня, поэтому даже редкие встречи приносят много радости.

 

Андрей Чекулаев. В-74.

 


Изобретаем велосипед!


Вот ведь как бывает!


Занимаешься решением узкой бытовой проблемы, придумываешь варианты
и способы…
Короче, получаешь удовольствие от технического творчества, как любой
нормальный инженер, а потом оказывается, что ты придумал решение,
которое до тебя еще никто не придумал.
Да еще получаешь документ Роспатента, удостоверяющий твой приоритет!

Пустячок, а приятненько, как говорил один персонаж!

А проблема-то – всего ничего! На металлическую дверь нужно было
поставить цепочку,  чтобы безопасно ее приоткрыть и посмотреть в глаза
позвонившему без риска нарваться  на преступников, которые в таких случаях
рывком
распахивают дверь и врываются в помещение...
И ведь полно подобных устройств человечеством придумано: от цепочки,
до изящных (и не очень) рычагов и запоров. Да вот беда – дверь наружу
открывалась и все, что люди раньше придумали, к ней не подходило. Да и
надежность дверных цепочек, мягко говоря, хромала...
Но задача требовала
решения, и мне, как выпускнику технического
университета, пришлось
напрячься и выдать на гора новое устройство
безопасности для
дверей и окон.

Устройство получилось простым по конструкции, технологичным в
производстве, комфортным в применении, и очень эффективным,
с несколькими степенями фиксации и, что немаловажно, воплощающем
в себе ряд современных дизайнерских
концепций.
Подходит не только для дверей, но и для тяжелых окон,
например,
бронированных.


Когда несколько таких устройств были изготовлены в металле и опробованы
пользователями, встал естественный вопрос о промышленном производстве
новинки. Тут-то и всплыли проблемы отечественного производства,
заключающиеся в ограниченных технологических возможностях наших заводов.
Сделать-то наши заводы могут почти все! Да с красотой у них проблема!
С нанесением декоративного покрытия под золото, бронзу, латунь, медь и т.д.,
чтобы продукт выглядел не хуже дверной ручки китайского производства. Для 
99% наших предприятий – это неразрешимая проблема.

Отдавать новинку производителям из Китая - рука не поднимается. Они ж идею
своруют и начнут в три смены гнать продукт на рынок под собственным брендом.

Да
и модернизация в нашей стране объявлена!

Китай-то все сделает отлично, если там заказ разместить, и  заработает на
российской разработке. Но, хочется, чтобы и мы что-то производили, а не только
нефтью с газом, да легкими планеты - лесом,
торговали
!

В телерекламе нас постоянно уверяют, что ОАО "Газпром"- наше национальное
достояние...
На самом деле реклама лукавит.

Национальное достояние - не компания, не ОАО, а то, чем они торгуют -
газ, нефть и другие ресурсы, которые, по-совести-то, принадлежат не им,
и не частным акционерам,
                                             а государству, т.е. - всему народу России.

Как-то незаметно, от дверной цепочки, до... вон чего дошли: до отечественного
производителя!



Другой мир
 
Наша жизнь похожа на бесконечную гонку по кругу, в которой некогда
думать о законах Вселенной. И, все же, мы живем в удивительном мире, в котором
можно встретить удивительных людей. И, если, встреча с человеком вызывает что-то
вроде вспышки сознания – об этом невозможно не рассказать.

               Одного из таких людей зовут ИРИК САДЫКОВ, к имени которого прочно приклеилось
уточнение : «ФИНАЛИСТ БИТВЫ ЭКСТРАСЕНСОВ ПЯТОГО СЕЗОНА».
 

На телевидении такого не было. Ни в современной России, ни тем более в
советской. Начало эры Водолея изменило массовое сознание. Почувствовав
готовность миллионов людей поверить в существование современников с
паранормальными способностями продюсеры телеканала ТНТ запустили проект
«Битва экстрасенсов»…


И, оказалось, что настоящие, реальные экстрасенсы существуют и, более
того,
живут среди нас, работая по вполне земным профессиям.
Ирик Садыков пришел на передачу, чтобы своим появлением на экране
сделать подарок жене на серебряную свадьбу и, надо сказать, подарок удался.
На отборочном туре телешоу некоторые посмеивались, мол пришел
электрик в обычном  пиджаке и хочет нас удивить.

По сравнению с напыщенными конкурентами, в нарядах, будто взятых
напрокат на Мосфильме, он действительно выглядел обычно. Но с каждым
последующим заданием, которое Ирик Садыков выполнял с невероятной
легкостью и точностью, скептики примолкали и даже запомнили отчество

конкурсанта - Салихович. Причем, забегая вперед, можно заметить, что настоящие
и сильнейшие экстрасенсы – финалисты и победители «Битвы» - как правило,
люди скромные - одеваются неброско, щеки важно не надувают и титулами
не хвалятся.

Телезрителям канала ТНТ Ирик Садыков запомнился добрым,
отзывчивым, порядочным человеком.
Он не лез «по-головам», и миллионы людей болели за него, нарабатывая
эгрегор зрительских симпатий.
Даже, в финале, когда три претендента на титул победителя стояли у
пьедестала и ждали решения судей, Ирик Садыков был спокоен, проявляя
равнодушие к фанфарам, а в интернет-форумах люди восхищались его
способностями, обсуждая удачи.

Ирик Садыков обладает выраженными экстрасенсорными способностями,
занимается астрологией, хиромантией, помогает людям в решении их жизненных
проблем.
Высокообразованный, всесторонне эрудированный, обаятельный человек, очень
приятный в общении.
Он имеет крепкое, можно сказать, фундаментальное инженерное
образование и много лет преподавал теоретические основы электричества в колледже.
ТОЭ – сложнейший предмет (кто учился – знает!), но кроме этого, и это трудно
представить, Ирик Салихович вел еще ШЕСТЬ других предметов!!!

По натуре он – серьезный ученый, исследователь, в том числе, мира и
мироздания. Он много читает, причем не только эзотерическую литературу или
классику, но и современную прозу и, даже, детектив.

Ирик Садыков постоянно совершенствуется, учится, продвигаясь вперед
по дороге познания, а его день спрессован и расписан по минутам, иначе на все не
хватит времени, и жаль порой, что в сутках только 24 часа.

Трудно поверить, но когда-то Ирик Салихович не верил ни в Бога, ни в
экстрасенсов, а верил, как и все мы – продукты эпохи социализма, в теорию
марксизма-ленинизма и общее светлое будущее под названием - Коммунизм.
На сайте http://www.irik-sadykov.ru/ он подробнорассказывает об эволюции
собственного сознания от сугубо практического, когда религия – лишь опиум
для народа, к сегодняшнему.

Ирика Садыкова часто спрашивают, как случилось, что он стал обладать
 паранормальными способностями, позволяющими видеть прошлое и будущее,
лечить людей…

А пришел он к этому через несчастье. Работая инженером-наладчиком,
Ирик Садыков попал под напряжение в 6000В, поданное по чьей-то преступной
халатности туда, где его быть никак не должно.  Он даже не успел дотронуться
до проводника – огромное напряжение пробило воздух, словно изолятор
конденсатора и… поразило человека, погрузив в долгую темноту.
Восемнадцать часов Ирик Салихович провел в реанимации, не чувствуя ничего, в том
числе, боли близких, помогавших выкарабкаться молитвами, энергетикой любви
и сострания… И все это время врачи не знали от чего лечить постадавшего (!),
потому что виновники трагедии хоть и вызвали «скорую», но слукавили, спасаясь
от тюрьмы. Не рассчитвая, что человек выживет, они не сказали врачам про
электрический удар, а сообщили, что он просто упал на бетон. Естественно, что
из-за этого и диагноз оказался ошибочным: черепно-мозговая травма!
Но случилось чудо! И после такого удара человек остался жив, хотя
люди гибнут от в деятки и сотни раз меньшего напряжения.
Садыкову, можно сказать, повезло. Он «вовремя» (на 18 день!) пришел в
себя и услышав, что врач собирается сделать ему трепанацию черепа, рассказал
об электрическом ударе! Сразу нашлись
следы на коже от входа и выхода тока...

Странное дело, но очнулся Ирик Салихович с осознанием того, что Бог
существует, а выписавшись из больницы начал открывать неведомые ранее
стороны бытия, разительно отличающегося от представленного пятью
общеизвестными чувствами. Он с удивлением обнаружил, что фотографии
людей умеют говоритьцветом, и опытным путем пришел к пониманию значений
разных цветов. Он научился безошибочно определять по фото – жив человек
или нет.

Как инженеру, Ирику Салиховичу удобнее представлять Бога в виде
информационной составляющей всего существующего.
Оказалось, что помимо четырехмерного пространственно-временного наполнения
в мире существует, как минимум, пятая – информационная составляющая
мироздания, равномерно разлитая по объему Вселенной.
А астрология – совсем не лженаука, а вполне практический и довольно точный
инструмент.
Неравнодушен Ирик Салихович и к фундаментальной науке. Заслуживает
внимания его видение теории сврхсветовых скоростей.
Сегодня уже существует техническая возможность для проверки эффектов,
 которые могут проявляться при сверхсветовых скоростях.
И, в свое время, Ирик Салихович обращался в научные круги с предложением
провести соответствующие эксперименты… Но до сих пор воз с места не сдвинулся.
Один из ответов на его предложения выглядел так.
Конечно, эксперимент, предлагаемый Садыковым - масштабный,
сопоставимый с крупнейшими опытами землян, сродни коллайдеру...
Но, как показывает история, наука держится на энтузиазме и таланте отдельных
личностей, прокладывающих дорогу человечеству. Кстати, по части затрат
«эксперимент Садыкова» вполне антикризисный, просто руки у отечественной
науки до него еще не дошли.

Ирик Салихович легко переводит серьезные, сложно-понимаемые вещи
на доступный, бытовой язык.
Он говорит, что нежелание или неумение видеть знаки, посылаемые
нам свыше, не освобождает от ответственности. Но получив сигнал, человек
может скорректировать будущее событие. Экстрасенс считает, что Господь дает
нам право выбора в виде нашей свободной воли… Т.е. выйдя из двери мы всегда
имеем возможность пойти либо налево, либо направо и от того, какой шаг мы
сделаем будет зависеть наша дальнейшая жизнь.
Мы находимся в состоянии постоянного выбора и, если мы предупреждены,
значит не только можем, но и обязаны изменить свою судьбу в лучшую сторону.
- Ошибочно думать, - говорит Садыков, - что грехи людские остаются
безнаказанными.  Наказание будет! К сожалению, мы не всегда это видим…

К любви Ирик Салихович относится трепетно, как к главному чувству,
живительному источнику жизни на Земле.
Идеальная любовь и верность, когда две половинки и на всю жизнь, встречается
редко. Институт семьи нивелируется, утрачивются многие ценности. Получили
распространение свободные отношения – гражданский брак. Но любовь остаётся
вершиной человеческих отношений. А люди, прожившие вместе всю жизнь,
воспитавшие детей, внуков – правильно ее прожили, считает он, и с этим
трудно не согласиться.

Кто чаще всего обращается к экстрасенсам? Люди обращаются с вопросами,
касающимися бизнеса, здоровья, происшествий, преступлений… Но, самое большое
число обращений, говорит Садыков, это женщины, которые не могут найти свою
вторую половинку.
В погоне за принцем на белом коне они часто забывают посмотреть вокруг, на
людей, которые неподалеку или рядом, и могли бы стать их счастливой половинкой.
Совет Ирика Салиховича простой: не отталкивайте людей из "ближнего круга",
а внимательнее к ним присмотритесь. Может быть тогда придет понимание того,
что сказочный принц не вам нужен! Потому что сказочные персонажи остаются жить в
своих сказках.
 
После общения с Ириком Садыковым кажется, что соприкоснулся с вековой
мудростью народов.
Всех людей, без деления по конфессиям, ведь Бог един и один на всех.
Не может быть несколько Богов – по одному для каждого народа, страны или
направления деятельности, как у древних греков.
Путем простой логики или сложных философских рассуждений легко придти к
выводу, что «многобожие» было бы, по крайней мере, нерационально.
А нерациональность в природе не приживается.

http://shubin-yuriy.ru/
 


Неугомонный

«Абсолютно все делают себя сами.
Только многие об этом не догадываются»,
-
Вячеслав Слободчук.

 

Наш сайт любит рассказывать про людей, которые делают или сделали

себя сами. Про тех, кто смог изменить свою жизнь к лучшему, даже если

для этого им пришлось начать всё с чистого листа.

Наш сегодняшний герой - Вячеслав Слободчук, полтора года назад был

без работы, без доходов и без определенности в будущем.

Правда, была надежда...

Сегодня он известный человек - учит фотографировать сотни людей

одновременно по всему миру.

Он автор мультимедийной фотошколы - адрес в Интернете: 

http://www.fotoscope.ru/

В чем секрет его успеха?

 

Мы пришли к Вячеславу, чтобы взять у него интервью...

Но интервью превратилось в поучительный монолог про то,

как человек, мало похожий на Мюнхаузена, сам себя 

вытащил из удобного болота повседневности, начав новую жизнь.


Свое дело? Я для этого не приспособлен!

C созданием своего дела у меня не было особых вопросов. Все ясно:

я на это не способен.

Всю жизнь я был отличником, исполнительным, хорошим специалистом.

Но всю жизнь работал на кого-то. Мне ставили задачу, и я успешно

ее выполнял. За что меня и ценили везде, где я работал.

Всю жизнь я искал себе надежное прикрытие – Академия Наук, американский

миллионер-работодатель, немецкий концерн BASF, российская компания с

полумиллиардным  долларовым оборотом… Хорошая зарплата, стабильность

и чувство защищенности – к этому привыкаешь. Это расслабляет...

В общем, к 46 годам я подсел на иглу стабильной зарплаты и

отсутствия необходимости шевелить извилинами и, потихоньку,

деградировал. Нет, как специалист я рос и набирал обороты. Но я расходовал

свою жизнь не на себя, а на своего работодателя. За это мне платили.

Но деньги –  зыбкая субстанция. Питание, квартира, машина, бензин,

поездка в отпуск – и снова в руках ничего нет. Снова надо идти на работу.

Вот если бы у меня было свое дело, которое приносило бы доход. Большой

доход…

Все равно дворником буду!

Попытка бегства

Я начал тайно готовить «побег» с работы. Думал так: «Я – хороший

специалист по компьютерным системам. Много обучался. Знаю

производителей, заказчиков, у меня много друзей-специалистов.

Создам-ка я в интернете сайт, выложу там материалы собственного сочинения,

чтобы было видно, какой я крутой специалист. Сделаю 5-10-20 книжек по

специальности и буду их продавать через интернет. Сколько по России

компаний, желающих усовершенствовать свои компьютерные системы?!

Огромное количество!

Полезут их специалисты в интернет, найдут мой сайт, восхитятся моими

познаниями и купят мои руководства по организации компьютерной структуры

предприятия.»

Начал действовать. Создал сайт. Публиковал свои статьи. Но как-то

медленно все шло. Я бы даже сказал – ме-е-едленно…

Во-первых, на работе уставал. Во-вторых, платили мне неплохо:

костлявая рука голода не хватала за горло.

И самое пакостное – было ощущение, что можно еще потянуть время.

Деньги платят, срочности нет. Я публиковал материалы на своем

сайте все реже… реже…Прошел год… Полтора… И я начал осознавать, что

меня засасывает обратно в систему, из которой я хотел выбраться.

 
На заре-е-е… голоса зову-ут… Меня?

Чувствовал себя муторно. Тупик.

Чужое дело исполнять не хочу, а свое создать – не умею.

Однажды, в субботу я, вдруг, проснулся необычно рано. Внутренний

голос сказал: «Тебе надо уволиться». Это прозвучало совершенно

отчетливо.

«Так это… а есть-пить, семью кормить на что?...» - залепетал я.

«Ты что, не понимаешь? - ответил внутренний голос – Тебе. Надо.

Уволиться. Иначе это будет тянуться до самой пенсии! А там -

диван, пиво и телевизор. И уже никакого своего дела».


А помнишь…

Я еще побрыкался, но внутренний голос пропал. В глубине души я понимал,

что он прав. И если хочу знать, способен ли я летать, то должен

прыгнуть с обрыва и… полететь. Или не полететь.

Я подал заявление об увольнении. Коллеги напряглись, но когда узнали,

 что ухожу не к конкурентам, а в никуда - расслабились.

Через две недели я стал свободным человеком. Прыгнул в пропасть. И стал

ждать – раскроются ли крылья. Или хотя бы парашют...


А парашюта не было…


Я зарегистрировался, как ИП. И сел писать свои замечательные книжки.

Первую написал за неделю. Вторую – за три недели. Третья – так и не была

закончена. Мне стало не по себе. Я осознал, что мне совсем не хочется

 заниматься своей специальностью – информационными

технологиями. Перед домашними я делал вид, что все в порядке, а сам пытался

сообразить – что делать?

Конечно, можно было «с позором» вернуться на старую работу. Или к

конкурентам. Но поднимать руки кверху было рановато. У меня имелся

 небольшой денежный запас, и можно побороться.

Но я не стал бороться. Я расслабился. И дал своему организму самому

решить, как поступить.Это было правильное решение. 

Потому что крылья все-таки были…
___________________________________________